Большая пресс-конференция Владимира Путина (Обновляется)

19
Большая пресс-конференция Владимира Путина (Обновляется)

Ежегодная пресс-конференция главы государства, которая началась сегодня в 12:00 по московскому времени,  транслируется в эфире телеканалов «Россия-1», «Россия-24», а ВестиКрым.РФ предлагает следить за мероприятием в текстовом формате.

Началась пресс-конференция Владимира Путина с подведения итогов жизни государства за 2018 год. По информации Президента, в стране сокращается безработица. Если в прошлом году она побила исторический минимум – была 5,2 процента, в этом году будет ещё ниже – 4,8 процента.

Растёт профицит торгового баланса: в 2017 году, если вы помните, он составил где-то около 115 миллиардов долларов, а за три квартала текущего года – уже 157. По итогам года ожидается 190 миллиардов долларов.

За десять месяцев текущего года ВВП вырос на 1,7%. Прогноз Минэкономразвития по году – 1,8%. Промышленное производство росло более быстрыми темпами. Если в прошлом году рост составил 2,1%, за январь–октябрь текущего года – 2,9, по итогам года прогнозируется 3%. При этом обрабатывающие отрасли производства растут чуть быстрее – 3,2%.

За три квартала инвестиции в основной капитал составили 4,1%. Растёт грузооборот и объёмы розничной торговли – плюс 2,6%. Повышение потребительского спроса, конечно, заметно. Это положительный фактор. Сказал Владимир Путин.

После длительного перерыва зафиксирован и незначительный, но всё-таки положительный тренд роста реальных располагаемых доходов населения. По последним данным, он составит 0,5%.

"Надеюсь, что эта тенденция сохранится, поскольку растёт реальный уровень заработной платы. За первые десять месяцев текущего года это 7,4%, а по итогам года ожидается где-то 6,9, около семи.

Сохраняется приемлемая для нас инфляция, правда за последнюю неделю она чуть-чуть подросла – на 0,5 процента, по-моему, – и поэтому мы выйдем за ориентир Центрального Банка в четыре процента, будет 4,1–4,2 [процента] – четыре с небольшим", - сообщил Президент.

Укрепляются финансы. Растут золотовалютные резервы – на семь с лишним процентов. В начале года они были 432 миллиарда, сейчас практически 464.

Профицит, впервые мы имеем профицит с 2011 года. Выйдем на профицитный федеральный бюджет в районе где-то 2,1 процента ВВП. Растёт Фонд национального благосостояния – примерно на 22 процента.

У нас средний годовой размер страховой пенсии по старости в 2017 году составил 13 677 рублей. По концу этого года будет 14 163.

И продолжительность чуть-чуть увеличилась: в 2017 году она составляла 72,7 года, в 2018-м будет 72,9 года.

ВОПРОС: Насколько хорошо проработаны критерии выполнения нацпроектов? Например, глава Счётной палаты говорит, что вообще невозможно оценить эффективность. У Вас есть что возразить?

В.В.Путин: Вы меня заставляете сказать несколько слов вообще о целесообразности, потому что Вы сказали: некоторые сомневаются в том, нужны ли они вообще.

Я уже говорил об этом много раз, хочу повторить. Нам нужен прорыв. Нам нужно прыгнуть в новый технологический уклад. Без этого у страны нет будущего. Вот это принципиальный вопрос, мы должны это понимать.

А как это сделать? Нужно концентрировать имеющиеся ресурсы, найти их и сконцентрировать на важнейших направлениях развития. А как организовать эту работу? Просто так раздать деньги, и всё?

Во-первых, их надо было найти. Мы занимались и формулированием задач, и поиском этих ресурсов в течение всего 2017 года, и Правительство, и Администрация напряженно над этим работали. Поэтому, кстати, когда говорят: а вот там мало изменений в Правительстве, – это те люди в основном, основной, финансово-экономический блок, который работал над программой развития страны до 2024 года. Поэтому им и отвечать за то, что они напланировали. Но без этого невозможно.

Так как организовать работу? Просто так раздать деньги? 20,8 триллиона рублей – это только по нацпроектам запланировано, еще 6,5 триллиона – отдельный план по развитию инфраструктуры. Естественно, их нужно сконцентрировать в каких-то прорывных документах. И можно как угодно назвать эти планы развития, их назвали «национальные проекты». Во всяком случае, это, ясно, поставленные цели. Без постановки целей, в какие бы конверты ни упаковать эти цели, невозможно добиться конечного результата. Поэтому и 12 национальных проектов было создано, и еще план развития инфраструктуры. Напомню, по каким направлениям это будет развиваться.

Первое – это здравоохранение, образование, наука, человеческий капитал, без чего никакой прорыв вообще невозможен. И второе – это чисто производство, экономика. Все связано с экономикой: и первая часть, а вторая напрямую – это цифровая экономика, развитие робототехники и так далее, и так далее, и так далее. Я уже говорил об инфраструктуре.

Почему мы собирались в Ялте, в Крыму, и обсуждали с коллегами и из Правительства, и из регионов вопросы о том, как нам организовать эту работу? Потому что действительно есть вопросы, связанные с контролем над исполнением, и этот контроль должен быть действенным, а все наши мероприятия по надзору, так скажем, из федерального центра за тем, что происходит в регионах, должны быть реалистичными. И там есть проблемы, это правда. Но именно над этими проблемами мы сейчас и работаем. В чем фишка-то? Фишка в том, что деньги в основном федеральные, как правило, по всем программам, а значительная часть работы в регионах, и регионы должны быть настроены на эту конструктивную работу: не просто на повышение цен в связи с тем, что денег много, а на достижение конкретного результата, который люди почувствуют. Это первое.

Второе. Нужно понять: они-то справятся с этим или нет? Конечно, вопрос. И некоторые говорят: «Это невозможно». Но это говорят те, которые должны добиться результатов. Пусть они так не думают, а пусть работают над исполнением, а если чувствуют, что не в состоянии исполнить, пусть тогда освободят свои места для тех, которые полны оптимизма и готовы к этой работе. Я, честно говоря, их не вижу, кто не хочет и говорит, что это невозможно. Говорят люди, которые со стороны там что-то анализируют.

Но если не ставить амбициозных целей, не будет достигнуто вообще никаких. Поэтому я очень рассчитываю на консолидированную, хорошую работу, слаженную работу как федерального центра, так и регионов. Да, нужно кое-что скорректировать в показателях. Коллеги из регионов такие предложения сделали, и я очень рассчитываю на то, что Правительство их учтет, скорректирует эти показатели конкретной работы, и она будет двигаться эффективно.

ВОПРОС: В Правительстве обещают задачи выполнить, но там же, в Правительстве, признают, что в ближайшие несколько лет темпы роста ВВП не превысят даже двух процентов. В связи с этим возникают вопросы: так на чем основывается, на что опирается Правительство в своих прогнозах, в планировании своей деятельности? Возможен ли при таких вводных в принципе прорыв, о котором идет речь, или экономика будет и дальше развиваться по принципу: заработали что-то на нефтяных излишках – отложили в сторону, и истратили тогда, когда приспичило?

В.Путин: Смотрите, рост экономики – один процент в год за определенный период времени. Но, во-первых, он был таким, когда Алексей Леонидович был вице-премьером российского Правительства, поэтому нечего на зеркало пенять, коли рожа крива – у нас так в народе говорят. Это первое.

Второе, так считать, механически, нельзя. Я с большим уважением отношусь к Алексею Леонидовичу, это мой товарищ, и он хороший специалист, я, как правило, прислушиваюсь к его рекомендациям, он надежный специалист, хороший. Но, смотрите, с 2008-го по 2018 год рост экономики составил примерно 7,4 процента. Посчитать – да, получится процент с небольшим. Но давайте не будем забывать, как развивалась экономика. Были и более высокие темпы роста, были спады, связанные с мировым кризисом. В 2009 году после кризисных явлений в мировой экономике, не в нашей, мы не были причиной мирового финансового экономического кризиса 2008–2009 годов, он пришел к нам извне, спад составил, по-моему, 7,8 процента. Потом потихоньку мы из этого вылезали в течение многих лет.

Потом в 2014–2015 годах еще один кризис – обрушение цен на нефть, на основные виды наших экспортных товаров. Поэтому просто так, механически, считать нельзя.

Но, разумеется, ВВП страны, темп роста ВВП – один из главных показателей. Но нам с вами не обеспечить темпы роста ВВП, необходимые для этого прорыва, если не изменить структуру экономики. Именно на это и нацелены национальные проекты, и будут вкладываться такие огромные средства, о которых я уже сказал, для того чтобы изменить структуру, придать ей инновационный характер. На это Правительство и рассчитывает, на то, что, если это произойдет, а к этому мы все должны стремиться, тогда и темпы роста увеличатся, появятся другие возможности для развития.

Но, кстати, Вы сказали, в ближайшие два года по 2 процента. Да, в ближайшие – 2019–2020 годы – по два, а с 2021-го Правительство уже планирует три, а потом и больше. Поэтому я очень рассчитываю, что все это нам удастся сделать. Наверное, какие-то колебания возможны, но, повторяю, самое главное – нам нужно… Понимаете, нам что нужно сделать? Нам нужно войти в другую лигу экономик и не только по объемам. Я думаю, что занять пятое место по объемам – это вполне по силам. Одно время мы и занимали пятое место по объему экономики, по паритету покупательной способности, и мы сделаем это, я думаю. Но нам нужно в другую лигу войти по качеству экономики. Вот на это и нацелены наши национальные проекты.

ВОПРОС: Вы довольны в целом командой Медведева?

В.Путин: В целом да.

Тем не менее, с 1 января вступает в силу ряд решений, который может вызвать достаточно серьезный рост стоимости обширного спектра товаров и услуг.

ВОПРОС: Например, рост НДС до 20 процентов, который уже спровоцировал в следующем году рост тарифов ЖКХ в два этапа, это введение налога на самозанятых в пилотных регионах. И не является ли такой объем нововведений слишком большой нагрузкой на россиян и экономику?

В.Путин: Вы сказали про профицит.

Да, действительно, это хороший показатель работы экономического блока Правительства. У нас впервые, как я уже сказал во вступительном слове, с 2011 года профицитный бюджет – 2,1 процента. И это хорошо.

Но мы не должны забывать, что мы как нефтедобывающая страна и страна, которая имеет основные доходы от продажи нефти и газа, у нас есть еще и так называемый не нефтегазовый дефицит. То есть это то, что получается страной от продаж нефти и газа.

И напомню, что в 2009 году он составлял, по-моему, в районе 13 процентов. Это очень много. В начале 2000-х он был где-то три, а потом в результате экономического мирового кризиса – хочу подчеркнуть, мы вынуждены были тратить нефтедоллары для того, чтобы исполнить свои социальные обязательства перед людьми, выдержать планы строительства Вооруженных Сил, и тратили нефтедоллары.

И у нас не нефтегазовый дефицит вырос до двузначной величины, по-моему, почти 13 процентов. И это очень серьезно для нашей экономики. Сейчас мы его сократили до 6,6 процента, а в следующем году он должен быть уже шесть процентов и так держаться в течение нескольких лет.

Это очень важный показатель устойчивости экономики Российской Федерации. Так вот, повышение НДС в том числе связано с необходимостью удержать этот показатель не нефтегазового дефицита. Это первое обстоятельство.

Второе. Во многих странах 20 и даже больше процентов НДС. У нас тоже он был выше, мы понизили, а потом вернулись сейчас к 20-ти.

Но так называемая эффективная ставка НДС на самом деле в целом в экономике будет меньше, чем 20 процентов, потому что мы сохранили практически все льготы: льготы по производству лекарств, льготы по производству детских товаров и так далее, и для IT-компаний – много всяких льгот сохранено. Поэтому эффективная ставка будет меньше.

Наконец, все-таки рассчитываю на то, что это будет разовое явление, и даже небольшой рост, может быть, цен, инфляции в начале года пройдет, и затем все-таки она будет снижаться.

Но и Центральный банк принимает определенные действия и решения для того, чтобы предотвратить этот рост и инфляцию. Вот совсем недавно, например, приняли решение о поднятии ставок на 0,25 процента.

Здесь есть и плюсы, и минусы, но делается это, в том числе для того, чтобы избежать роста инфляции и цен. Поэтому в целом я считаю, что решение правильное, сбалансированное, это, конечно, дает плюс дополнительные доходы бюджета и возможности реализовать наши планы развития в рамках национальных проектов.

Что касается роста тарифов ЖКХ, он в среднем за последние годы составлял примерно четыре процента. Действительно, в следующем году это будет проводиться в два этапа: первый этап – по-моему, 1,7, а потом, по-моему, 2,4. Но в целом получается все же 4,1.

Почему в два этапа – потому что в связи с ростом НДС все-таки ожидается какой-то рост услуг и товаров, связанный с необходимостью нормального функционирования системы ЖКХ.

Поэтому, чтобы не подсадить эти организации и в конечном итоге в интересах граждан это делается, принято решение сделать это в два этапа. Но общий объем не должен превышать 4,1.

По отдельным решениям Правительства, если это действительно где-то очень нужно, в регионах, где уже довели до такого состояния, что требуется большее повышение, но это должно быть в порядке исключения и по согласованию с Правительством Российской Федерации.

ВОПРОС: Значимость проекта «Академгородок 2.0», который Вы поддержали во время визита в Новосибирск, очевидна не только сибирским ученым – это проект уникальный для всей страны. Но за технологической составляющей этого проекта стоит и ряд задач не меньшего масштаба. Это строительство жилья, это дороги, детские сады, школы. И вопрос наш заключается в том, не разобьются ли наши научные амбиции о быт, будет ли где жить ученым?

В.Путин: Не хотелось бы.

Я понимаю, что это очень важная составляющая всего этого процесса. Мы с руководителем региона, конечно, будем над этим работать. Когда я был в Новосибирске, мы об этом тоже говорили с коллегами.

Первая задача федерального центра – это выполнить свои обязательства, связанные с установками, которые дают возможность развития Академгородку, которые дают возможности, кстати говоря, и деньги зарабатывать на этих высоких технологиях. А за этим и социалка потянется.

Но если нужно будет дополнительно что-то сделать для решения социальных вопросов ученых, конечно, будем стараться это делать. Кстати говоря, ипотека растет у нас последнее время, будем ее поддерживать тоже. Большими темпами, кстати говоря, для всех. Свыше 20 процентов рост ипотечного кредитования.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, как Вы оцениваете состояние нынешней промышленности и темпы ее роста? Считаете ли на данном этапе поддержку отечественного производителя достаточной?

В.Путин: Честно говоря, не знаю по проблемам этого института по льну, но вообще это, действительно, традиционный вид производства в России – лен. Это всегда было нашей фишкой, это было нашей гордостью. Я посмотрю, что там происходит.

Как обычно, проблема сложнее, чем смотрится со стороны. Не знаю просто, что там происходит с этим институтом, хотя, конечно, льнопроизводство, повторяю, это всегда было гордостью России, и если он нужен для промышленности, можно его сохранить, то надо посмотреть, как это сделать. Обещаю Вам, что посмотрю на это.

Теперь по поводу промышленности. Я уже сказал, что промышленный рост в целом выше, чем рост ВВП, – три процента, перерабатывающая промышленность демонстрирует 3,2 процента. В целом это хорошие показатели.

Что касается легкой промышленности – она развивается еще быстрее. Производство продуктов питания выросло за десять месяцев текущего года на 13 процентов, что, кстати, подтверждают цифры, связанные с потреблением, которое увеличивается в целом. А что касается одежды, обуви, рост – девять процентов, это очень хороший показатель.

А теперь по поводу поддержки, достаточна она или нет? Недостаточна. Именно поэтому мы и наметили целый ряд программ, связанных с поддержкой отдельных отраслей производства. И в целом до 2024 года она составит 1 триллион 376 миллиардов рублей, причем по отраслям, это касается и легкой промышленности, касается авиации, это касается ОПК, это касается других отраслей.

У нас по основным отраслям отработаны отдельные программы. На следующий год на эти цели будет направлено 450 миллиардов рублей, через год – 450–470. Вот такие показатели, такие цифры. Общий объем – 1376 миллиардов рублей.

ВОПРОС: Крупные издания по обе стороны океана начинают печатать уже сценарий обмена ядерными ударами между Россией и США. На бытовом уровне все чаще звучит, на кухнях, слово «война». Как Вы, Президент, можете успокоить и моего маленького сына, который так же, как и я, теперь боится ядерной войны, меня и всех нас, какими действиями, словами?

В.Путин: Вы знаете, думаю, что Вы правы.

Я сейчас подумал, как-то это все – опасность подобного развития событий в мире – как-то затушевывается, уходит. Это кажется невозможным, или чем-то уже не таким важным. А между тем, если, не дай бог, что-то подобное возникнет, это может привести к гибели всей цивилизации, может быть, и планеты.

Поэтому вопросы серьезные, и очень жаль, что такая тенденция недооценки имеет место быть, и даже нарастает. Есть и особенности сегодняшнего дня, есть опасности. В чем они заключаются?

Первое, это развал. По сути, мы наблюдем сейчас развал международной системы сдерживания вооружений, гонки вооружений. После выхода Соединенных Штатов из Договора по противоракетной обороне, который, я уже тысячу раз об это сказал, тем не менее, являлся краеугольным каменеем в сфере нераспространения ядерного оружия и сдерживания гонки вооружения.

После этого мы вынуждены ответить созданием новых систем оружия по преодолению этих систем ПРО. Теперь мы слышим, что Россия получила преимущество. Да, это правда. Таких систем оружия пока в мире нет. Они будут у ведущих держав, но пока нет.

В этом смысле есть определенные преимущества. Но в целом в стратегическом балансе это просто элемент сдерживания и уравнивания паритетов. Это сохранение паритета, не более того.

Сейчас делают еще один шаг – выходят из Договора по ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Что будет с этим? Очень трудно себе представить, как будет развиваться ситуация дальше. А если эти ракеты появятся в Европе, что нам делать?

Конечно, надо будет обеспечить свою безопасность какими-то шагами. Пусть потом не пищат по поводу того, что мы добиваемся каких-то преимуществ. Мы не преимуществ добиваемся, а баланс сохраняем и обеспечиваем свою безопасность.

То же самое по Договору СНВ-III, в 2021 году он заканчивает существование. Никаких переговоров пока не ведется по этому вопросу. Неинтересно, не нужно – ладно, мы проживем.

Мы свою безопасность обеспечим. Мы знаем, как это сделать. Но в целом для человечества это очень плохо, потому что это подводит нас к очень опасной черте.

И наконец, есть еще одно обстоятельство, на которое не могу не обратить внимание. Существует тенденция понижения порога применения. Есть идеи создать ядерные заряды малой мощности, и это уже не глобальное, а тактическое применение. Такие идеи звучат от некоторых аналитиков на Западе, что ничего страшного, можно и применить. Но снижение порога может привести к глобальной ядерной катастрофе. Это – одна опасность сегодняшнего дня.

Вторая – применение баллистических ракет в неядерном исполнении. Правда, американские партнеры вроде бы от этого отказались, но сама идея существует. А что это значит?

Баллистическая ракета стартовала – в ядерном, неядерном исполнении. Система СПРН (система предупреждения о ракетном нападении) фиксирует старт, место старта и через несколько секунд определяет траекторию полета и возможную территорию падения головных частей. Это все на грани возможной ошибки, это ужасно, до этого нельзя доводить. Тем не менее такая идея использования баллистических ракет в неядерном исполнении существует.

Ну, из Мирового океана стрельнула подводная лодка баллистической ракетой, да хрен ее знает, она в ядерном или неядерном, пойди там разберись. Это же очень опасная вещь. И все это муссируется, обсуждается, и это опасно.

Но я исхожу из того, что у человечества хватит здравого смысла и чувства самосохранения, для того чтобы не доводить до крайности.

ВОПРОСЫ: Прецедент в Керченском проливе. Интересна судьба захваченных украинских военных, что с ними дальше будет. Вам не кажется, что в принципе эта провокация удалась? 

В.Путин: Здесь я бы Ваш вопрос разделил. Вы сказали: «Не считаете ли Вы, что провокация удалась?» То есть первое: констатируем, что это была провокация, и Вы с этим согласны Это вот уже правильно.

Теперь, удалась или не удалась. Мне кажется, что провокации вообще всегда плохи. Провокация рассчитана на обострение ситуации. Зачем нужно нашим украинским партнерам такое развитие событий? Понятно, там выборы, и нужно обострять для того, чтобы поднять рейтинг одного из претендентов на пост Президента, я имею в виду действующего Президента, действующей власти. Ну, это плохо, это в конечном итоге во вред интересам своего народа и своего государства. Хотя можно без всяких провокаций двигаться спокойно, как и было до сих пор.

Удалась она или не удалась – с точки зрения повышения рейтинга, может быть. Потому что рейтинг у Петра Алексеевича вроде подрос немножко, он теперь с пятой позиции переместился где-то на вторую-третью, там колебания, по-моему, происходят в районе 12 процентов. У Юлии Владимировны, по-моему, 20 и больше, уже 20 с лишним, а все остальные, Зелинский, по-моему, потом Бойко и Порошенко, у них в районе 12 процентов. В этом смысле – да, он, наверное, свою задачу выполнил. За счет интересов страны, я считаю. Это плохой способ поднятия рейтинга.

Ну а что касается будущего украинских военнослужащих, их послали и рассчитывали, что кто-то из них погибнет на самом деле. И большое недовольство, я вижу, в правящих кругах вызвало то обстоятельство, что никто не погиб. Рассчитывали, что кто-то из них погибнет. Но, слава богу, этого не случилось. Идет следствие. После уголовного разбирательства будет ясно, что с ними дальше делать.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, я хотел спросить: а сколько Вы тратите денег на оккупированный Донбасс? Там же нищета под Вашим руководством, а люди превратились в рабов России, если называть вещи своими именами. Вот Вы боитесь ядерной войны, и одновременно к войне с НАТО готовитесь, а, по сути, стреляете в граждан Украины. Это же Вы как Верховный Главнокомандующий отдали приказ стрелять по морякам. И вот у меня вопрос: каковы условия обмена?

В.Путин: По поводу страданий людей, которые живут на Донбассе. Вы же гражданин Украины. И Вы считаете этих людей, живущих на этой территории, гражданами своей страны. Скажите, пожалуйста, кто установил блокаду между Донбассом и остальной частью Украины? Разве Россия это сделала? Это сделали украинские власти: ввели сплошную экономическую блокаду территории, которую они считают своей. И они стреляют по этим гражданам, которых считают своими гражданами. Там каждый день почти люди гибнут, мирные причем. Мирные.

Мы, действительно, оказываем гуманитарную и другую помощь и поддержку людям, которые проживают на этой территории. Но только для того, чтобы их окончательно там не раздавили, не съели и не порвали, и будем это делать дальше. Потому что попытки решить вопросы политического характера с помощью силы, а мы видим это на протяжении нескольких лет со стороны сегодняшней киевской власти, это происходит до сих пор, – обречены на провал. Вот это надо понять.

Теперь по поводу того, как урегулировать отношения, и кто останется у власти, кто не останется. Дело не в персоналиях, дело в отношении к людям. Мы хотим, чтобы на всей территории Украины, в том числе и на Донбассе, был мир и процветание. Мы заинтересованы в этом, потому что Украина остается одним из наших крупнейших торгово-экономических партнеров.

Торговый оборот между Украиной и Россией, несмотря на все усилия сегодняшних киевских властей, растет, в том числе вырос за уходящий год, в текущем году он тоже вырос. Это не странно? Нет, не странно, потому что это естественные связи. И эти естественные связи когда-нибудь все-таки дадут о себе знать. Но пока в киевских коридорах власти находятся русофобы, не понимающие, в чем, собственно говоря, интерес своего собственного народа, такая ненормальная ситуация будет продолжаться. Вне зависимости от того, кто находится у власти в Кремле.

Обменом мы занимались, все время занимались. Господин Медведчук, по поручению Порошенко, кстати говоря, он это делал, постоянно этим занимается. И недавно совсем тоже приезжал в Москву и ставил вопрос об освобождении украинских военных, задержанных в Керченском проливе, точнее, в Черном море. Да, и Медведчук ставил этот вопрос. Но, я уже сказал, эти вопросы можно будет решать после завершения уголовного дела.

ВОПРОС: Вы сказали на Совете по культуре: «Если не можешь противостоять какому-то движению, надо его возглавить». Скажите, пожалуйста, зачем нужно вообще государству в эту ситуацию вмешиваться? Может быть, оставить уже в покое? Зачем их разгоняли? Вообще, кому это было нужно? Ну, поют они с матерком – путь будет так.

И второй момент, наверное, более серьезный, но тоже затрагивающий, в общем-то, молодежь. Сейчас все встревожены законодательной инициативой о том, чтобы за негативные высказывания о государстве, власти, обществе ввести ответственность, вернее, ужесточить эту ответственность. Это опять же ударит, прежде всего, по молодежи, которая сидит в соцсетях. Вот такими действиями вы не боитесь молодежь потерять?

В.Путин: Что касается потери или, наоборот, приобретения какого-то авторитета у молодежи.

Вы знаете, когда мне говорят о молодежи, я все время вспоминаю некоторые трагические и героические страницы нашей современной истории. Ну, давайте вспомним роту десантников – 96 человек, парней (19–20 лет), которые прямо чуть ли не со школьной скамьи оказались в Вооруженных Силах, 96 человек против двух тысяч. В живых осталось шесть. Почти трое суток бой шел, несколько раз переходил в рукопашную, дрались лопатами и ножами. Вот герои, вот молодежь, 19–20 лет ребята. (Аплодисменты.)

А если взять волонтеров. Их тысячи, просто тысячи. На чемпионате мира, по-моему, работало 35 тысяч волонтеров. А ребята, которые занимаются поисковой деятельностью? Тысячи тоже. Все же молодые люди.

И у нас вот этот слой, не прослойка, именно слой, он колоссальной глубины. И это все молодежь, это опора сегодняшнего дня и будущего России. А есть и молодые ученые, и талантливые артисты, и музыканты. Среди них и рэперы.

Что касается ответственности за поругание флага, других символов государства, практически во всех странах это есть. Нужно с уважением относиться к своей стране. И есть правила, которые нужно соблюдать везде. Если есть ответственность вне интернета, она должна быть и в интернете.

Чем отличается поведение в интернете от того, что за границами интернета? Это тоже общество, тем более интернет проник во все сферы нашей жизни. Поэтому ничего здесь особенного я не вижу.

А по поводу задержания этих рэперов, я с Вами согласен. Это ни к чему, это результат, обратный ожидаемому, ничего хорошего в этом нет. Правда, так же, как и ничего хорошего нет в том, чтобы, как Вы сказали: «Они там поют с матерком, ну и пусть).

Я недавно, вы видели, был на юбилее Темирканова, ему 80 лет исполнилось. Он сказал, в общем, обычную вещь, но все-таки правильную: «Искусство существует не для того, чтобы потакать низменным мотивам, низменным интересам и низкому профилю культуры. Сама культура существует для того, чтобы поднимать этот уровень».

Конечно, за это нельзя хватать, не пущать и наказывать. Это неверно. Но есть другие вещи. Например, помните, оказывается, транслировали, это было в прямом эфире, и я своему собеседнику сказал: «Давайте сейчас будем все здесь ругаться на Совете по культуре». Все засмеялись. Почему? В голову никому не приходит это делать. Почему мы должны потакать? Потакать нельзя точно.

Но есть и другие элементы. Скажем, пропаганда наркотиков. Зачем нам нужно, чтобы наша молодежь употребляла наркотики, зачем нам потворствовать пропаганде употребления наркотиков? Это деградация общества, деградация молодых людей, деградация нации.

Мы что, хотим деградировать, что ли? Кто-то хочет пропагандировать наркотики, пусть пропагандирует. Мы не должны этого делать, и поощрять это ни в коем случае нельзя, и смотреть на это безучастно тоже нельзя. Другое дело, что нужно противодействовать по-другому этим тенденциям.

Или у нас стало модным как-то пропагандировать суицид среди молодежи. Ну и что, пойдем сейчас все и повесимся, что ли? Чур, я не первый, вы тогда первые будете. Не хочется ведь, правильно? Нельзя допустить это в молодежной среде. Я и сказал, нужно тогда возглавить.

Это не значит, что схватить, не пускать, таскать, делайте, как я. Нет, это не авиация. Здесь по-другому нужно действовать. Есть ли такие средства или нет? Есть, конечно. Нужно аккуратно, спокойно выстраивать, убеждать в большей привлекательности других ценностей. Но грубо запрещать нельзя, я с Вами согласен.

ВОПРОС: Хирофуми Сугидзаки, Япония, «Киодо Цусин». Мой вопрос, естественно, к сожалению, касается нашего мирного договора, к которому, я так понимаю, мы с Вами стремимся. После встречи в Сингапуре, где Вы с господином Абэ договорились ускорять процессы переговоров на основе Советско-японской декларации 1956 года, наша общественность обеспокоена только тем, сколько мы получим островов... Как Вы думаете, какую новую идею, какие моменты вложить для того, чтобы продвинуть наши отношения на новый, качественно новый уровень?

И разрешите, в связи с этим я не могу не задать вопрос. В последнее время российская сторона, в том числе Вы сами затрагиваете вопросы безопасности. Речь идет конкретно о размещении американского ПРО в Японии и потенциальном размещении американских войск и военной инфраструктуры в случае передачи островов Японии. У нас идут на уровне экспертов переговоры, но, поскольку речь идет об обороне, Япония почти полностью зависима от США. Считаете ли Вы, что эти вопросы можно решить на двусторонней основе, или придется Вам впрямую с США? Спасибо большое.

В.Путин: Давайте, чтобы не забыть, чем Вы закончили. Вопросы безопасности крайне важны, в том числе при заключении мирного договора. Вы сказали о размещении американской военной инфраструктуры в Японии, но она уже там есть, на Окинаве крупнейшая американская база уже давно существует, десятилетие уже, мы знаем.

Теперь, по поводу возможности Японии принимать участие в этих решениях. Для нас это непонятная, закрытая часть. Мы не понимаем уровня суверенитета Японии при принятии решений подобного рода. Вам лучше, чем всем остальным коллегам, известно, я тоже в курсе, что губернатор Окинавы против некоторых решений, связанных с укреплением базы и ее расширением. Он против, но ничего сделать с этим не может. И люди, которые там проживают, – против.

Далеко ходить не нужно, это все опросы показывают, люди на улицу выходят, требуют вывода этой базы. И, во всяком случае, они против того, чтобы укреплять военно-воздушную составляющую американских вооруженных сил, связанных с тем, что там уже есть. Существуют планы укрепления и развития. Все против, но это происходит.

Что будет происходить после заключения мирного договора, мы не знаем. Но без ответа на этот вопрос нам очень трудно будет принимать какие-либо кардинальные решения. И, конечно, нас беспокоят планы размещения систем противоракетной обороны. Я много раз говорил США, могу еще раз повторить – мы не считаем, что это оборонительное оружие, это часть американского стратегического ядерного потенциала, вынесенного на периферию. И эти системы работают синхронно, в комплексе с ударными комплексами. Поэтому здесь у нас иллюзий нет никаких, мы это все понимаем. Но понимая все это, тем не менее стремимся и искренне будем стремиться дальше к заключению мирного договора с Японией, потому что я убежден, и эту убежденность со мной разделяет Премьер-министр Абэ, сегодняшнее состояние не является нормальным. И Япония, и Россия заинтересованы в полном урегулировании наших отношений, и не только потому, что нам чего-то от Японии нужно с точки зрения экономики. Она у нас более-менее развивается.

Вот сейчас только, мне сегодня утром Министр экономического развития Орешкин докладывал о результатах своей поездки в Японию. Движение вперед есть, в том числе договорились даже о поставках, об открытии японского рынка для мясной российской продукции, в том числе для мяса птицы. Есть и другие подвижки вперед. Поэтому оно двигается все равно, и будет двигаться, жизнь заставит. Но нормализация в общем для нас крайне важна, и для России, и для Японии. Процесс сложный, мы готовы вместе с коллегами двигаться по этому пути.

 

Читайте также