Общественная организация «Русская община Севастополя» выселяется из двух помещений Черноморского флота, которые занимала с украинских времен. Об этом порталу «ПолитНавигатор» рассказала лидер общины Татьяна Ермакова.

«В 2011 году начался ремонт Владимирского собора, в котором участвовала Русская община. Надо было делать реставрацию верхнего и нижнего яруса иконостаса. Подвязались наши – Елена Карпова со своей мамой и отцом. Иконы в три метра. Их надо было где-то разместить. И тогда командующий Федотенко отдал нам маленький белый домик рядом с сожжённой бильярдной на Матросском бульваре. Мы его отремонтировали. Шла Русская весна, а там занимались росписью. На открытие собора приезжал Шойгу, остался очень доволен. В домике до 2017 года была изостудия иконописи, Лена занималась с детьми бесплатно. Но потом наш домик заметил офицер из штаба, и началось. Я звонила в Минобороны и кричала: я соберу людей. Но стыдно было сказать ребятам: «идём отстаивать этот домик». Потому что этих ребят я таскала ночью в Гениченск, Херсон отстаивать маяки Черноморского флота. А сейчас этот Черноморский флот у нас отнимает домик. Никого не смущало, что там иконы стоят, только требовали: отдай домик. В феврале мы ушли. Дети перестали заниматься, а по телевизору кричат: патриотизм, культура», – сетует Ермакова.

По её словам, это – не единственное помещение, которого лишится «Русская община».

«На Минной у нас было помещение, оформленное на ИП. Русская община не могла на себя оформить, оттого, что мы всё время стояли за Черноморский флот и Россию. Меня СБУ постоянно забирала из дома, постоянные суды. Там находился наш штаб, как мы его называли. Проходили тренировки с детьми. СБУ очень сильно напирала и хотела отобрать у нас этот домик и построить кабачок. Мы постоянно обращались к Черноморскому флоту. Я просила: заберите это здание. Есть даже документ, где Черноморский флот отвечает, что такого здания у него никогда не было. Действительно, это судоремонтный завод. Но сейчас они выходят в суд, не имея на него документов. А мы вложили в него деньги… Я на них смотрю: ребята, я за вас стояла верой и правдой. Помню, в пять утра звонок: Татьяна Александровна, на нас напали бандеровцы. Там приехали пять студентов на заработки, полдня на море, а потом придут, в палатку лягут и орут: долой Черноморский флот. А мои женщины стояли, в обмороки падали. Как это било по нервам: что будет с Черноморским флотом. А сейчас мы не понимаем, что с нами делает флот, за который мы так стояли», – сказала Ермакова.