В декабре 2018 года новый главный архитектор Симферополя Ирина Соловьева огласила практически приговор исторической части Симферополя.

Очень может быть, что низенькие домики Старого города с земляными полами и глухими заборами, узенькие улочки с непролазной грязью для кого-то из местных жителей — трущобы. Но зачастую люди, жалующиеся на отсутствие канализации, ветхость жилья и прочие «нецивилизованные» приметы здешней жизни, не так уж давно здесь живут. А для других Старый город — Ак-Мечеть, тянущаяся от современной улицы Ленина до Крылова, от Караимской до Студенческой, — сама история.

Чуть ли не с 60-х годов прошлого века у симферопольских «прогрессоров» возникали планы насчёт этой территории. Но при советской власти руки до старых и даже старинных домиков, до расселения кварталов, не дошли. И в украинские времена анонсированные идеи насчёт «ликвидации Старого города» затухали.

Но в декабре минувшего года новый главный архитектор крымской столицы Ирина Соловьёва, работавшая ранее в подмосковной Балашихе, огласила практически приговор исторической части Симферополя: расселить, снести, застроить многоэтажками. И даже пояснила, что уже идёт подготовительная работа для формирования проекта. Очевидно, что в него застройщики вцепятся намертво: речь идёт об огромном куске земли практически в центре города. Как всегда, мнения симферопольцев никто не спрашивает. То есть, им пообещали, что «всё будет публично» — а какой смысл в этой самой публичности, если механизм запущен?

Основная застройка Ак-Мечети — всё-таки век девятнадцатый. Хотя встречаются и дома — пусть и перестроенные, но старше на век-полтора. Формироваться селение начало в конце XV- начале XVI века. Здесь — еврейские и крымчакские синагоги и молитвенные дома, караимская кенасса, мавзолей мусульманского святого Салгир-Бабы, мечети. Старейшая из них, Кебир-Джами, как раз и построена при основании Ак-Мечети. Всё это вместе составляет общий архитектурный ансамбль, который, если его слегка подновить и облагородить, подновив фасады и проложив брусчатку, будет привлекать многочисленных туристов и посетителей Симферополя.

«Кебир-Джами, пожалуй, не тронут, но почему всё остальное должно идти под слом только потому, что Симферополь — крымская столица и есть смысл строить в ней только многоэтажки?  Симферополь тем и интересен, что у него есть Ак-Мечеть, историческая часть. В Евпатории ведь смогли сохранить кварталы такой застройки, сделать их интересными для туристов. А ведь у нас старина ничуть не хуже, чем в Евпатории. Когда я гуляю по Старому городу, то вижу старые мазанки с саманной кладкой, отсутствующими окнами в наружных стенах — возможно, не шедевры с архитектурной точки зрения. Но они — отголосок истории времён Крымского ханства. А есть и просто уникальные здания, например, крымчакский молитвенный дом по ул. Краснознаменной 33 – это единственное в мире религиозное здание этого народа, сохранившееся до наших дней. Или мавзолей Салгир-Бабы, мусульманского святого XVII века. Вместо того, чтобы сделать из этих памятников музей под открытым небом и водить туда миллионы туристов и жителей Крыма, зарабатывая деньги для бюджета республики, нам предлагают все это отдать под слом»? —  задаётся вопросом крымский историк и житель Старого города Михаил Кизилов.

Старый город был местом, где русские поначалу селились редко — оседали, в основном, в слободках на окраинах. Перепись начала прошлого века показала, что в Ак-Мечети были улицы, заселённые полностью евреями — или караимами, крымчаками, крымскими татарами. Жили здесь греки, армяне. Старожилы Симферополя, выросшие в Старом городе, вспоминая довоенное время, непременно упоминали, что дети вырастали, зная на бытовом уровне несколько языков. Общались со сверстниками, переходя с крымскотатарского на греческий, понимая идиш или крымчакский.

Были здесь улицы Греческая, Татарская, Караимская, Армянская, Крымчакский, Цыганский, Еврейский переулки. Порой названия давали по форме — как, например, Круглому переулку. По нему действительно можно сделать круг, вернувшись в начальную точку путешествия. Или вот — улица Госпитальная (ныне Курчатова). Имя своё она получила потому, что здесь и располагался госпиталь во время Крымской войны.

«Вот здание по улице Некрасова, 38 — сегодня вроде бы ничем не выделяющееся, обычный жилой дом, а оно было синагогой Егие-Капай («Плод рук моих»). В Евпатории сохранился храм с таким же названием. Ещё одна синагога в отличном состоянии — в бывшем Мечетном переулке, сейчас он носит имя братьев Спендиаровых. Здание занимает кожно-венерологический диспансер. Когда-то это была еврейская больница, на втором этаже которой находилась синагога. Кстати, в этой больнице в 20-х годах прошлого века лечился знаменитый скульптор Исаак Иткинд, талантливый человек с трагической судьбой. Он был репрессирован, много лет провёл в нищете и забвении».приводит пример Михаил Кизилов.

Туристам порой показывают дом № 18 на улице Ефремова (бывшей Подгорной, а ещё раньше — Миллионной) как дореволюционное «гнездо разврата». На самом деле здесь, скорее всего, был самый обычный доходный дом, которым владел симферополец по фамилии Крылов. Хотя снимать там комнаты и квартиры могли и дамы «с пониженным уровнем социальной ответственности». А вот сама улица Миллионная до революции прославилась именно обилием притонов.

Новость о возможной реновации, вспоминает Михаил Кизилов, многих жителей Старого города заставила похолодеть. Потому, что она может стать массовым сносом, уничтожением «лица» Симферополя. Уничтожение Старого города и застройка его многоэтажками — уничтожение сердца столицы Крыма. И жители уже принялись собирать подписи в защиту Старого города.

Источник: «Аргументы и факты. Крым»