В Севастополе состоялся суд по громкому делу Международного Комитета Красного Креста

Сегодня в Севастополе состоялся суд по громкому делу регионального отделения «Красного Креста». Общественная организация нарушила порядок обработки и передачи персональных данных. Кроме того, тысячи досье на крымчан и жителей Донецкой и Луганской Народных Республик регулярно утекали за границу.

Сейчас на скамье подсудимых Николай Стефлюк — председатель регионального отделения «Российского красного креста». Дело в отношении него возбудили в середине ноября, после проверки Роскомнадзора.

Суд рассматривает вопрос о нарушениях, связанных с неправильным оформлением документов, когда «Красный крест» выдавал в Севастополе гуманитарные наборы жителями не только Крыма, но и Донбасса. Кроме того, появились подозрения, что сотрудники отделения «сливали» за рубеж, за пределы России, в том числе и на Украину, личные данные тех, кто к ним обращался за помощью.

Нуждающиеся жители Донбасса и даже ополченцы сообщали свои данные, но не думали, что это может им навредить. А информация через «Красный крест» уходила за границу.

Схема передачи простая — сотрудники отделения для мониторинга, коллегам из головного офиса, передают персональные данные. По каналам «Красного креста» она может быть передана в любую страну, где есть отделения организации. Но кому нужны досье на добровольцев Донбасса понять не сложно.

Сам Стефлюк, который родом из Западной Украины, сегодня заявляет, что со структурой Международного Красного Креста, после 4лет работы — не знаком.

Севастопольский суд вынес решение: Региональному отделению Российского красного креста назначен штраф: 10 тыс рублей, еще тысяча — директору. По закону — это минимальное наказание. И совсем ничего по сравнению с тем, какие последствия могут получить люди, чьи персональные данные ушли в неизвестном направлении.

Напомним, что 8 ноября 2018 года стало известно о том, что севастопольское отделение МККК «сливало» информацию о тех, кто получал помощь, на Украину.

Руководитель отделения в Севастополе сказал, что это делалось согласно правилам. Каким правилам — он не уточнил.

11 ноября стало известно о том, что представительство вовсе закрывается.