Коронавирус в Крыму: как жители отдаленных сел живут в условиях пандемии

Люди в масках встречаются чаще, чем в городах.

97

Мы посреди крымской степи. Вокруг бескрайние поля. Ностальгически пахнет деревней. В селе Максимовка Раздольненского района люди настолько привыкли к спокойствию, уюту, особому темпу жизни и быту, что думать об эпидемии тут просто не получается. Об этом сообщает корреспондент «Вести Крым»

В своем ритме. Размеренном, порой непривычным для приезжих, живет село Максимовка. И живет, так и хочется сказать, припеваючи. Как Петр Филимончук или просто Дядя Петя.

В дружном селе говорят, особо не задумываются о пандемии, но принципиально без маски в магазин не зайдут. Это единственный магазин на все село. Каждый день за свежим хлебом сюда приходит 15 человек. 

Сколько человек проживает в селе — подсчитать сложно. Сюда переезжают те, кто устает от города, как семья Сергея Михновича из Сергиева Посада.

Сейчас Сергей вновь задумался о переезде. Говорит, цивилизации всё же немного не хватает. В селе нет ни медицинского обслуживания, ни нормальных дорог. Приходится постоянно ремонтировать свой старенький «автопарк».

Раз в неделю в селе ждут водовозку. Тетя Люба набирает три ведра — 40 литров. В условиях крымского «обезвоживания» тут тоже экономят. В условиях мировой эпидемии — часто моют руки. Приходится балансировать. Пить одну воду, а мыть руки другой — из-под крана, которой порой опасаются даже огород поливать из-за высокой солености.

А идти, по сути, и некуда. Дядя Петя с грустью и слезами на глазах вспоминает, как было раньше: все работали в большом колхозе, свободное время проводили в сельском клубе.

А это уже село Многоречье Бахчисарайского района. В одном из дворов слышен треск костра, в другом — детский смех и вечерние разговоры взрослых. В третьем — птичьи переклички и мычание коров. Тут все эти звуки сливаются в одну живую мелодичную речь.

Семья Душабаевых в Многоречье или, как раньше называлось село, Кучук Узен-Баш, говорят, единственные коренные жители. Абдулла Душабаев — самый старший. У него еще 8 братьев и 2 сестры.

Когда-то в селе Кучук Узен-Баш жили сотни семей — 150 из них в 1944 году отправили в Среднюю Азию. В том числе и Душабаевых. Они вернулись на Родину. Но жителей в селе стало гораздо меньше. Сейчас чуть больше 30 семей. Они изолированы от суеты и от эпидемии.

В предгорном Многоречье дороги становятся тупиковыми. Заканчивается интернет. Выключается свет. Открываются потрясающие виды на горы и маршруты навстречу лесу. Это место полюбили туристы.

Ольга Смышляева 47 лет живет в селе Счастливом Бахчисарайского района. Счастливо. Для этого есть практически всё. Витамины до самой зимы. Свежий горный воздух и родниковая вода. Всё способствует крепкому иммунитету. А чтобы лишний раз не подвергать себя рискам — тут можно легко дистанцироваться.

В Счастливом для полного счастья не хватает дорог, газа и медицинского обслуживания. А в многодетном Многоречье — детского сада. В глубинке живут нуждаясь, но не жалуясь. Жизнью, которая определенно отличается от городской. Как минимум тем, что люди в масках встречаются чаще, чем на улицах городов. Такое дело принципа.

Читайте также